Телефон: (+972) 55-966-10-54 / (+972) 55-666-32-06 E-mail: support@borismeltser.com
Задать вопрос и мгновенно получить ответ!

Стань успешным! Заказать звонок менеджера!

X

 

Регистрация


Зарегистрироваться
и получить подарок от Бориса!
Пожалуйста, введите вашу фамилию.
Пожалуйста, введите ваш телефон.
Пожалуйста, введите вашу электронную почту.

Звонок от менеджера

Пожалуйста, введите вашу фамилию.
Пожалуйста, введите ваш телефон.
Пожалуйста, введите вашу электронную почту.

 

У меня часто спрашивают, как все начилось. Кем же я был «до»?

 

Что же было «до»? В одной из своих жизней я профессиональный химик, очень глубоко и серьезно увлекающийся (до сих пор) неорганической химией. Когда-то я даже завоевал 4-е место на Московской олимпиаде, которая приравнивалась тогда к Республиканской. В другой – музыкант. В третьей – профессиональный математик, программист с 10-ю годами опыта в этой области и разработками на самом высоком уровне.

Я родом из Москвы, но большую часть жизни прожил в Израиле, имею три высших образования в четырех областях (химия, математика, компьютерные науки и психология). Служил в двух армиях: российской и израильской.

Если подробнее: кем же я был раньше? Не уверенным в себе программистом с социальной фобией. Я боялся людей, был замкнутым, косноязычным, у меня не было друзей, потому что мало кто хотел общаться с таким как я. Сейчас в это тяжело поверить, но я боялся публики, не мог связать несколько слов даже перед  тремя людьми. Поскольку я работал программистом, эта ситуация больше всего устраивала мое начальство, поскольку я засиживался на работе допоздна и часто приходил поработать и в выходные. Но где-то глубоко внутри я чувствовал, что программирование – не мое призвание, хотя я был хорошим профессионалом. Но хуже всего было то, что я был одинок. У меня не было девушки, у меня не получалось создать отношения, несмотря на периодические титанические усилия, которые я предпринимал в этом направлении. Я часто задумывался над тем, есть ли какой-нибудь смысл в моей жизни, и в голову даже иногда приходили мысли о том, чтобы завершить этот проект. Все равно я никому не нужен.

Если бы тогда мне кто-то рассказал, что через пару лет я буду вести тренинги, выступать на телевиденье и радио, что мои ученики будут с гордостью называть мое имя, обучая второе и последующие поколения учеников... Я бы рассмеялся такому человеку в лицо. Но все-таки что-то внутри меня было готово к переменам.

Как все началось. Тренинг Павла

Началось с того, что я, как обычно, засиделся допоздна на работе в последний день недели, четверг (в Израиле выходные – пятница, суббота). Ко мне подошла знакомая, с которой мы вместе учились в Университете, и спросила, что я планирую делать в выходные.

- Ничего, — ответил я.

- Пойдем со мной на семинар? У него странное трехбуквенное название: «НЛП». Я не знаю точно, что это такое, но говорят, что это интересно. Я одна идти не хочу. Если пойдешь со мной, то я пойду тоже.

Тогда я подумал, что время у меня есть, деньги тоже – почему бы не пойти? Хотя в то время слово «семинар» звучало для меня как ругательство, но альтернативой было сидение дома перед телевизором. И я согласился.

Вел этот семинар Павел Пискарев, человек, которому я очень благодарен. Он послужил толчком к моему дальнейшему развитию. Сейчас Павел – один из лучших бизнес-тренеров России. Под его руководством мы делали какие-то техники,их логика мне была понятна, все-таки тоже «программирование», хоть и «нейро-лингвистическое». Мне легко было понять, но нелегко сделать. Да и всем участникам семинара было непросто, большинство столкнулось с техниками управления собой впервые.

Романтическая история

И тут, конечно же, не обошлось без романтической истории. Я заметил девушку, у которой все техники получались хорошо, она явно уже умела их делать. Я подошел к ней и спросил:

- Алла, скажи, пожалуйста, откуда у тебя эти навыки?

- Я учусь на курсе НЛП у другого ведущего, Славы Смеловского. Мы занимаемся уже полгода, скоро у нас промежуточный практический экзамен, и я пришла сюда, чтобы потренироваться.

- Мне интересно, я бы может быть тоже прошел такой курс. Можешь дать телефон ведущего? – Алла поискала в записной книжке (мобильные телефоны тогда еще не были так распространены) и не нашла телефон.

 - Ну тогда дай свой телефон, ­– неожиданно быстро для себя самого сориентировался я.

Вот таким оригинальным способом я получил телефон симпатичной девушки, с которой вскоре начал встречаться. И наши отношения продлились 3 года! В то время это было рекордным сроком в моей жизни. Ну если не считать срок службы в двух армиях.

Борьба со Славой Смеловским за право обучения на курсе НЛП

Алла училась на продолжительном курсе НЛП, а я только отвозил ее на занятия. А мне очень хотелось хотя бы одним глазком посмотреть, что же они там делают на этом таинственном НЛП. Того первого семинара мне явно не хватило. Я тогда еще пребывал в плену различных мифов: например, о том, что люди, владеющие этим искусством, могут чуть ли не убивать одним взглядом, видеть людей насквозь, манипулировать и зомбировать. И конечно же я, с одной стороны доверял Алле, но с другой мечтал быстро научиться и попасть в ее группу. А я если что решил, то... Вскоре, я пришел к Славе и попросил его принять меня в их «продвинутую» группу. Слава Смеловский категорически отказался. Я спросил: «А как все-таки можно»? Слава ответил, что для этого необходимо, чтобы я нагнал их группу (несколько месяцев еженедельных занятий) на практике. Теоретические знания важны, но не достаточны. Каждую тему необходимо пройти на практике в группе. При этом у Славы в это время других групп не было (как, и вообще в Израиле на русском языке), а заниматься со мной индивидуально он отказался, аргументируя, что эти навыки можно получить только в группе. То есть Слава практически объяснил мне, что это невозможно. Правда, название книги, которую стоит изучить, все-таки дал. Но Слава не догадывался, с кем он связался и кому отказал.

Я начал с того, что практически выучил наизусть книгу, которую часто называют «Черной Библией НЛП-Практика» (она большая, черная и очень тяжелая, но там есть все, что необходимо). Я не преувеличиваю: наизусть. Я мог цитировать практически с любой страницы. Хотя фотографической памятью не обладаю. Параллельно с этим я начал разыскивать всевозможные группы НЛП в Израиле и нашел несколько групп, о которых не знал даже Слава. Некоторое время ездил в Иерусалим на группу одного мастера НЛП до тех пор, пока она не распалась. Потом ездил в другие города, к другим мастерам. При этом я в практическом плане догонял группу Аллы, но очень медленно. Да и группы почему-то быстро закрывались после моего прихода туда, видимо, моя неукротимая энергия просто их сметала. Потом у меня появилась другая идея. Я решил организовать Славе новую группу и смог ее собрать, несмотря на отсутствие опыта в организации. Эта группа шла по пятницам и длилась 6 часов, а Аллина группа двигалась со скоростью 3 часа в неделю, то есть мы в новой группе понемногу приближались к старой. До тех пор, пока несколько человек не оставили группу и она тоже закрылась. Тогда с одним молодым человеком из закрывшейся группы я нашел другого тренера НЛП и мы занимались у него индивидуально по рекомендации Славы. До тех пор, пока моему напарнику это тоже не надоело...

Как я все же вошел в группу НЛП

Когда я уже отчаялся догнать группу Аллы, произошло переломное событие. Я в очередной раз вез Аллу на группу и в очередной раз сокрушался, что меня туда не пускают. И тут, прежде чем зайти на группу, Алла позвонила Славе и спросила:

- Слава, у нас ведь сегодня новая тема?

- Да, метод лечения фобий

- А можно Борис просто посмотрит? Он не будет участвовать, только посмотрит!

- Хорошо, но при одном условии. После демонстрации техники мы будем в парах делать ее друг другу: один клиент, другой терапевт, потом поменяемся. Так вот, Борис может быть только клиентом!

- Договорились!

И вот я попал в Святая Святых – на заветную группу. Сижу тише воды, ниже травы, чтобы меня не выгнали. Слава рассказывает технику лечения фобий, а я единственный из всей группы, кроме него, знаю эту технику в теории не просто хорошо, а наизусть. Все остальные слышат ее впервые. Слава спрашивает, кто хочет выйти к нему на демонстрацию техники, и я вызываюсь! Ему ничего не остается, как продемонстрировать технику на мне, работая с моей фобией собак. И Слава во время этой демонстрации вылечил ее полностью. Это было впечатляюще. После мы объединились в пары, чтобы отработать технику. Слава напомнил мне, что в нашей паре мы делаем только в одну сторону: я еще раз в роли клиента. И вот мой напарник заканчивает, я оглядываюсь, вижу, что Слава занят в другом конце зала, и мы плавно переходим, как и все, к работе в другую сторону: я начинаю делать технику. Слава тут же это замечает и подсаживается к нашей паре. Но остановить процесс не может: это может повредить клиенту. А я уверенно и спокойно провожу технику и добиваюсь у клиента полного выздоровления от фобии. После этой практики был небольшой перерыв, Слава отозвал меня в другую комнату и разрешил присоединится к группе.

Сегодня, через много лет, я думаю, что Слава, «прочитав» мой тип личности, специально сделал эту провокацию, заставив меня доказать, что я достоин звания специалиста в НЛП.  Если бы не эта провокация, возможно, я не стал бы тем, кем я стал сегодня. За что я очень благодарен Славе.

Медитации Ошо

Параллельно с НЛП я увлекся динамическими медитациями Ошо, потом познакомил Аллу с ними, приведя ее на семинар Вита Мано, прямого ученика Ошо. В это время мы с Аллой как раз начали строить свое детище – тренинговый центр «Все Дороги». На сегодняшний день это самый большой русскоязычный тренинговый центр в Израиле. А тогда мы пригласили в наш центре Вита Мано, и он начал регулярно приезжать и проводить медитативные семинары. Так получилось, что я познакомил Аллу с медитациями, а она меня с НЛП. Забегая вперед, потом мы поменялись местами: я продолжаю заниматься НЛП, а она до сих пор делает основной акцент на медитативных практиках. А тогда мы продолжали приглашать ведущих из разных стран для того, чтобы научиться самим и расширить свои познания и горизонты в области психологии и эзотерики.

Первый курс у Леонида

А курс «НЛП» продолжался. И в какой-то момент мы задумались о получении сертификата первого уровня НЛП. В НЛП существуют 3 уровня международной сертификации: Практик, Мастер и Тренер. И только последний имеет право сертификации. А, как выяснилось, Слава Смеловский к тому моменту еще сам не был тренером НЛП. И когда мы задали ему вопрос о сертификации, он ответил, что есть два варианта: либо подождать полгода-год, пока он сам получит полный тренерский сертификат в Москве, или обратиться к Леониду Дыменту, единственному на тот момент русскоязычному тренеру НЛП, и дополнить 1-2 недостающих сегмента курса у Леонида. Однако, Леонид не признал курс Славы, и нам с Аллой пришлось проходить весь курс еще раз, на этот раз в Хайфе, куда мы ездили два раза в месяц на двухдневные сегменты нового курса, который открыл Леонид. Мы с Аллой закончили курс, я с блеском прошел процесс сертификации и получил сертификат НЛП-Практика в свой день рождения, 2 апреля. Я уже и не верил, что это когда-нибудь произойдет. Обычно такой сертификат получают после 120-часового курса, некоторые даже проходят такой курс в интенсивном формате за 3 недели. Но только не в моем случае. У меня этот процесс занял почти два года. Сейчас я понимаю, что все это было не случайно.

Неожиданная встреча в Герцелии

И вот пришла очередная «случайность» - подсказка Вселенной, направившая меня в правильном направлении.

Учась на курсе НЛП первого уровня у Леонида, я продолжал работать программистом. Однажды, когда я шел на обеденный перерыв в гордом одиночестве, меня вдруг окликнул один человек.

- Борис, это ты?!

- Миша, это ты?!

Это был один мой знакомый, Михаил, с которым мы когда-то вместе учились в одном классе в Москве. Оказалось, что он не просто сейчас тоже живет в Израиле, но и за это время стал ортодоксальным религиозным и у него 7 детей. Мы пошли обедать вместе в кошерный ресторан (такие сложно найти в городе Герцелии). Разговорились. Я, конечно же, не мог удержаться, чтобы не рассказать о своем увлечении последних полутора лет: НЛП.

- Ну покажи, что ты можешь! – сказал Миша

Мы договорились, что будем периодически встречаться во время обеденного перерыва и вместо того, чтобы тратить час жизни на сидение в ресторане, будем брать по бутерброду и ездить на море (оно там в 5 минутах езды на машине), и я буду делать Мише техники по его запросам. А запросов у него было много.  В результате нескольких таких встреч жизнь у Миши начала налаживаться. Он наладил отношения с женой, детьми, продвинулся по службе (а в дальнейшем открыл свой успешный бизнес), решил некоторые проблемы со здоровьем... И вот, видя результаты, Миша говорит:

- Борис, а почему ты не хочешь провести свой курс по НЛП?

- Я – курс?! Да ведь курсы могут вести только Тренеры, то есть специалисты третьего уровня! А я все никак не сертифицируюсь даже на первый! Мне до Тренера – как до луны. - Да какая разница, какой у тебя формальный уровень. Ведь ты знаешь и умеешь, и результаты на лицо. Не называй этот курс «НЛП-Практик», назови, например, «Введение в НЛП» и начни вести. Ведь тогда ты сможешь дать эффективные инструменты для жизни не только мне, а многим людям сразу!

Мой первый курс

Вот так впервые в жизни я начал преподавать. Магическим образом собралась группа. Тогда еще не было тренингового центра, ни рекламы, ни сайта, ни опыта набора групп. Друзья и знакомые Миши, мои знакомые, символическая плата. Группа проходила один раз в неделю по вечерам у меня дома. И это было по-настоящему интересно. Видимо, тогда я впервые открыл для себя радость учительства. А кроме того, ведь самый лучший способ научиться – это начать учить. Тогда приходится по-настоящему разбираться во всех тонкостях. И я разбирался, очень серьезно готовился к каждому занятию. Работа программиста в Израиле не нормирована. Достаточно часто приходилось оставаться на работе допоздна. И если в этот вечер у меня было занятие курса, то я приезжал домой, проводил занятие и возвращался на ночь дорабатывать. Было непросто. Но мне это нравилось, участникам тоже. Они применяли техники НЛП в своей жизни, и их жизнь улучшалась.

И тогда я впервые задумался о том, чтобы сделать НЛП и другие психотехнологии своей специальностью.

НЛП-Мастер у Леонида

И поэтому мы с Аллой пошли на курс НЛП-Мастер к Леониду Дыменту. Не могу сказать, что у нас с Леонидом сложились хорошие отношения на курсе. Мне, мягко говоря, не нравился его стиль преподавания, а он, как тренер НЛП, прекрасно мог считывать мои состояния. Мы с Аллой пропустили первый сегмент курса, и это стало формальным поводом для того, чтобы Леонид мог не сертифицировать нас на  уровень НЛП-Мастера, хотя мы были одними из лучших учеников на курсе. После наших просьб Леонид дал нам задание: исследовательский проект на одну из тем НЛП. Когда мы, через месяц исследований, принесли черновик проекта, Леонид сказал, что передумал и что для сертификации нам необходимо восполнить недостающие часы обучения на курсе. А так как подобный курс пока не планировался, единственная возможность восполнить часы – это пройти еще раз первый сегмент нового потока курса НЛП-Практик, который он открывает. Мы согласились и прошли первый сегмент. В общем, эта история длилась еще долго, и в итоге Леонид сертифицировал меня и не сертифицировал Аллу.

Я был шокирован этой несправедливостью. И твердо решил, что в течение максимум двух лет я сам стану НЛП-Тренером, получу право сертификации и сам сертифицирую Аллу.

Как я стал тренером

И я не просто пошел дальше, а полетел. Провокация, которую сделал мне Леонид, заставила меня двигаться вперед семимильными шагами. Тогда я окончательно решил, что стану высокопрофессиональным специалистом в НЛП. Я начал срочно искать курсы «НЛП-Тренер». Вначале я думал, что все курсы НЛП-Тренер состоят из двух уровней. На первом участники получают сертификат Ассоциированного тренера, потом возвращаются к себе домой, проходят стажировку и через год возвращаются, чтобы пройти вторую часть и сертифицироваться на уровень Сертифицированного Тренера НЛП. Такая система существует, например, в «Московском Центре (МЦ) НЛП». И тут Слава Смеловский, зная о моих поисках, отправил мне ссылку на тренерский курс, который проводил в Уфе тренер Тимур Гагин. Еще Слава сказал, что об этом тренере говорят, что он «дает сертификаты всем желающим». В то время мне было все равно, чему я научусь, мне нужен был сертификат, поэтому этот курс мне очень подходил. Я решил, что потом научусь сам и позвонил в Уфу:

- Скажите, Тимур Владимирович, какой сертификат вы выдаете в конце курса, Ассоциированного Тренера или Сертифицированного?

- Борис, а какой Вы хотите?

Я немного оторопел от такого вопроса и ответил:

- Конечно же Сертифицированного!

- Ну так вы его получите.

В то время я все еще работал программистом. Программистам известно, как сложно в Израиле получить отпуск хотя бы на неделю в году. А уж на три недели, причем с перерывами: неделя в июне, неделя в июле и неделя в августе... Но это сложно для тех, кто считает работу самой важной ценностью. Я пришел к своему начальству и поставил ультиматум: либо я и отпуск на 3 недели, либо ухожу из компании. Естественно, меня опустили. Я подготовил человека, который мог меня заменить и уехал на курс.

Курс Тимура Гагина

То, каким был для меня этот курс – это отдельная тема. Здесь же кратко скажу, что этот курс перевернул коренным образом не только мои представления об НЛП, но и вообще о мире тренингов и моем месте в нем. Позже я проходил еще четыре тренерских курса у гораздо более именитых тренеров, все они англоязычные. Но ни один из них я не могу сравнить по глубине с курсом Тимура Гагина. Тимур ломал все стереотипы, убеждения и заставлял посмотреть на мир НЛП с неожиданной стороны. На курсе я получил знаменитую «Конфайнмент модель», на основе которой сегодня строю все свои курсы и преподаю ее как основной элемент в мастерских и тренерских курсах. А тогда, на том курсе, было очень сложно осознать и «впитать» эту модель. Она продолжала «догонять» меня еще несколько месяцев после окончания курса. Зато когда я начал готовить свой первый мастерский курс НЛП, у вдруг поймал себя на том, что у меня автоматически получается все по этой модели, по-другому просто нелогично. И вот тогда я понял, насколько сильно «встроилась» модель и убеждения с курса на подсознательном уровне. НЛПеры называют это: напрямую из сознательной некомпетентности в бессознательную компетентность, это высший класс преподавания. И при таком преподавании – да, Гагин дает сертификат всем участникам, как меня предупреждал Слава. Только смысл этого противоположный: он так строит курс, что в идеале участники, даже если уже и не захотят, не смогут не уметь. Навык встроен. Это как невозможно разучиться плавать. И Гагин учил нас строить обучающие курсы именно так.

Поэтому когда в начале курса я снова задал наивный вопрос, почему он не дает сертификат тренера Ассоциированного уровня, Гагин ответил:

- Борис, нельзя быть «немножко тренером». Либо Вы умеете обучать группу и гарантировать встраивание навыков, и тогда Вы тренер, как ни назови, либо же не умеете. И моя задача, а позднее – Ваша – сделать так, чтобы умели. А ассоциированный и другие уровни – это всего лишь маркетинговый ход.

Так я получил свой первый тренерский сертификат. 20 августа 2006 года стал тренером.

Курс Мерелин Аткинсон

А еще перед самым моим отъездом на Тренерский курс в Уфу Слава прислал мне ссылку на другой курс, тоже Тренерский, и тоже в России. Вела его Мерелин Аткинсон, одна из самых известных фигур в НЛП и коучинге, и она впервые проводила курс в России. И так «совпало», что ее курс начинался через несколько дней после окончания предыдущего. Так что я как раз успевал и на него. Цепь так называемых «случайностей» продолжала меня вести. Конечно же я не мог отказаться от такой возможности, продлил билеты и, закончив курс в Уфе, поехал в Ярославль.

На вокзале в Ярославле нас ждал автобус, чтобы отвезти в пансионат, где проходил курс. Около автобуса прохаживался религиозный еврей в черной кипе. Увидеть его на вокзале в Ярославле было, мягко говоря, странно. Я сразу же познакомился с Ицхаком Пинтусевичем, замечательным, талантливым тренером и очень интересным человеком. Он очень обрадовался, увидев соотечественника. Комнаты были на двоих, и мы с ним жили в одной комнате, я помогал ему иудейские справлять религиозные обряды. Мы подружились и с этого началось наше многолетнее сотрудничество: Ицхак не был глубоко и основательно влюблен в НЛП, как я, он планировал вести другие тренинге, поэтому после окончания курса он предложил мне провести НЛП-Практик на базе его центра в Иерусалиме, среди религиозной публики. Получился очень большой и интересный курс, который в дальнейшем перерос в курс НЛП-Мастер, а некоторые из его выпускников глубоко заинтересовались НЛП и сегодня являются моими коллегами и партнерами-тренерами. На этом же курсе я познакомился с моим другом и коллегой – Всеволодом Зелениным. Который сейчас регулярно проводит свои тренинги в рамках моего тренингового центра в Израиле.

Возвращаясь к Ярославлю. Курс был очень интересный и здорово дополнял курс Гагина. После окончания курса Мерелин отозвала меня в сторону и сказала, что ей очень понравилось, как я работал и менялся в процессе курса, и если бы подготовленная мной  видеозапись была другого уровня, она бы сертифицировала меня на полный сертификат. Через полгода, когда Мерелин была в Киеве, я передал новую запись тренинга через Ицхака Питнусевича и на этот раз получил полный тренерский сертификат от Мерелин.

Уход из программистов в тренеры

Оказалось, что я стал тренером не за два года, как планировал, а всего за три месяца. Вернувшись в Израиль, я осознал, что моя злость на несправедливость Леонида Дымента, стала для меня мощным ресурсом, которая, сделав свое дело, ушла. А вместо нее появилась благодарность за провокацию. Я сразу понял, что вся эта история, начавшаяся с провокации, была для меня очередным звеном в цепи «случайностей». Как и раньше, Вселенная вела меня к моей цели.

Свое обещание сертифицировать Аллу я так и не выполнил, потому что она уже не нуждалась в этом сертификате.

К этому моменту я понял, что тренинги – это мое призвание. Мне нравится обучать, у меня это хорошо получается, и это дает мне силы и энергию. Я могу вести тренинги неделями по 12 часов, не уставая а, наоборот, наполняясь ресурсами от группы и заражая ее своим энтузиазмом. В отличие от программирования, где я уставал очень сильно. И тогда, на пике расцвета хай-тека в Израиле, я принял решение уйти из программистов.

Конечно же я не уходил «в пустоту». Уже был сайт, была наработана минимальная клиентская база, и я понимал, что смогу минимально обеспечить себя, ведя тренинги. Но все равно это было невероятно резкое изменение в жизни. Из полной стабильности я уходил в полную нестабильность.

Работа программиста в Израиле – это «золотая клетка». Постоянная очень высокая зарплата, которая не меняется независимо от того, сколько часов в календарном месяце ты проработал. Не было даже смысла открывать отчет о зарплате в конце месяца: конечная цифра не менялась ни разу в течение года. Новая машина от фирмы, не старше 2 лет. Если все же в ней что-то ломалось, то, пока я работал, специальные люди приезжали, забирали машину, ремонтировали и возвращали до окончания моего рабочего дня. Прямо в здании компании было все необходимое для жизни: от бассейна и фитнес-клуба (куда можно было спуститься в любое время) до частного детского сада. Все условия есть, а ты только работай! Абсолютная стабильность и ничего не меняется. Мне это напоминало график остановки сердца: прямая линия. И из этого графика я перешел в «американские горки» бизнеса, где я никогда не знал заранее, наберется ли курс, заработаю я что-либо в этом месяце или нет. Но я больше не мог продолжать жить по-старому. Когда я сообщил начальству, что увольняюсь, они привычно спросили:

- В какую компанию переходите? Получили лучшее, чем у нас предложение? Может быть мы тоже что-то можем сделать для Вас, чтобы Вы остались?

- Ни в какую другую компанию. Открываю свой бизнес.

- Это вот Ваше это NL-что-то такое? GPS, USB?

И покрутили пальцами у виска. С их точки зрения это было полным безумием.

Сейчас, через 10 лет, я знаю, что поступил правильно. Пошел по своему пути.

Прошло несколько лет. Наш с Аллой тренинговый центр «Все Дороги» продолжал расти и развиваться, появлялось больше клиентов. Мы приглашали все больше ведущих из разных стран мира для того, чтобы расширить наши горизонты и научиться новым подходам и технологиям. И, конечно же, я очень много работал над собой. И самый лучший способ для этого – организовать нужный тренинг. Параллельно я все время вел НЛП и совершенствовался в нем, меняя свою жизнь и жизнь своих учеников. Люди, которые были знакомы со мной раньше, не узнавали меня. Я стал коммуникабельным, у меня появились друзья, блеск в глазах.

«Праймал»

Однажды Алла решила поехать в Индию, в город Пуну, в Ашрам (школу) Ошо. Там она нашла возможность работать переводчицей курсов, за это бесплатно проходила их сама. Вскоре она узнала о семинаре по глубокой работе с детством, изменению убеждений и ролей, которые мы играем и которые идут из раннего детства. У семинара было странное название: «Праймал». Вела его терапевт по имени Шакура. Про семинар ходили разные странные слухи, но никто ничего определенного не говорил (его содержание держится в секрете). Алла мечтала попасть на этот семинар, но ее туда не пускали переводчицей, потому что обязательным условием для этого было предварительное прохождение семинара в качестве участника. Когда Алла приехала из Пуны, она все время говорила о «Праймале», на который так и не попала. А я случайно узнал, что Шакура раз в год регулярно приезжает в Израиль и проводит этот семинар здесь для коренных израильтян на английском. Я нашел телефон организатора, позвонил и купил билет на «Праймал» в качестве подарка Алле на день рождения. Организатор все время хотел убедиться, что, хоть это и сюрприз, Алла готова к такому глубокому семинару. Я ему отвечал: не беспокойся, готова, она только о нем и грезит.

Алла захотела половину цены оплатить сама, и это было правильно с точки зрения глубины проработки. И вот за два дня до семинара Шакура приехала в Израиль и провела презентацию. Когда я увидел этого человека, почувствовал ее энергию и силу, осознал глубину того, что там будет происходить, я срочно отменил все свои дела и спонтанно решил пойти на «Праймал» вместе с Аллой. Выяснилось, что на «Праймале» существует полная изоляция: телефоны забирают, разговаривать в перерывах нельзя, даже контакт глазами запрещен. А пары вообще не должны никак соприкасаться. То есть мы с Аллой жили в разных комнатах и все упражнения делали в разных подгруппах, в разных концах зала. Плюс вегетарианское питание, подъем в 6 утра, невероятно активные медитации и сумасшедший выплеск эмоций. Это невозможно описать словами. Опять Вселенная привела меня в то место, где мне обязательно нужно было побывать.

Мое участие в «Праймале»

Сказать, что «Праймал» за 8 дней изменил мою жизнь – это ничего не сказать. С тех пор, уже 9 лет, я делю свою жизнь на «до» и «после». За более чем 15 лет прохождения курсов, семинаров, тренингов в различных странах мира, иногда месячных ритритов, ничего более глубокого, чем «Праймал», я не проходил. С тех пор я праздную свой второй день рождения.

Но тогда я еще этого не понимал. Первый проблеск понимания о том, что происходит со мной я получил вот в какой ситуации. Я с детства ненавидел цитрусовые. Если кто-то рядом со мной ел апельсин, меня просто всего трясло, и я отходил подальше. Нет, аллергии у меня никогда не было, но почему-то цитрусовые я воспринимать не мог. Алла, конечно же, знала об этом. А на «Праймале» в перерывах ставят корзины с фруктами. И тут как-то в перерыве я иду, наслаждаюсь видом («Праймал» проходил в мошаве (поселении), в красивейшем месте на севере Израиля) и вижу Аллу, которая идет ко мне на встречу с невероятным удивлением в глазах. Сказать ничего не может, ведь запрещено говорить, но ее взгляд... Я понимаю, что со мной что-то не так. И тут я обнаруживаю в своей руке апельсин, который я уже почти доел. Я не осознавал этого. С тех пор я ем цитрусовые с большим удовольствием. А тогда я начал понимать, что изменения здесь происходят на клеточном уровне.

Организация «Праймала»

Как только «Праймал» закончился, мы с Аллой решили, что просто обязаны организовать этот семинар для русскоязычных с переводом на русский. И дело не только в том, что не все русскоязычные в Израиле хорошо знают английский, а в первую очередь в том, что «Праймал» получается гораздо глубже, если проходить его на языке своего детства.

У нас заняло полтора года, чтобы договориться со всеми: уговорить Шакуру с ее сложным графиком и расписанными семинарами по всему миру на два года вперед, договориться с израильскими организаторами и убедить их, что мы работаем с другой аудиторией и это не будет конкуренцией, убедить всех, что мы способны организовать такой сложнейший во всех отношениях семинар, проект, равного которому по эмоциональной, организационной и логистической сложности мы еще никогда не делали. Но все получилось, и вот в поселении Бейт-Орен этот семинар состоялся. Он прошел с громадным успехом. Участники в эйфории от позитивных изменений в жизни начали приводить своих друзей и родственников, родители приводили взрослых детей, дети – родителей. С тех пор «Праймал» проходит в Израиле на русском языке два раза в год. Ни в одной другой стране мира он не проходит на русском с такой периодичностью, поэтому на наших группах всегда много участников, приехавших из стран СНГ, Европы, Канады и других стран, говорящих по-русски. Один раз на семинар приехали 11 человек из Владивостока. Для меня организация этого семинара стала частью моей миссии. Если Вселенная привела меня к этому, я не мог не понять ее намек. «Праймал» два раза в год стал с тех пор костяком, скелетом программы в нашем тренинговом центре, а позднее в двух наших тренинговых центрах.

Курсы гипноза у Михаила Гинзбурга и Гиллигена

Я продолжал углубляться в НЛП и смежные науки. Вселенная продолжала меня вести и обучать. Огромным везением стало то, что в Израиль приехал один из корифеев в области эриксоновского гипноза, который тесно связан с НЛП, - Михаил Гинзбург из Москвы. Все уважающие себя русскоговорящие НЛПеры и гипнотерапевты в СНГ и в мире учились у него. Гинзбург провел в Израиле 18-дневный сертификационный курс гипноза. Этот курс перевернул мое представление об эриксоновском гипнозе, которому я к тому времени уже обучал некоторое время. Я понял, что то, чему я обучаю, настолько мелко и несерьезно по сравнению с тем, что давал Гинзбург, что в результате я еще несколько месяцев приходил в себя и не мог вести ничего на эту тему. Произошла полная внутренняя «разборка». Через несколько месяцев я снова «собрался», уже на другом качественном уровне. Вторая «разборка» произошла позже, когда я поехал в Питер, чтобы пройти 12-дневный курс эриксоновского гипноза у прямого ученика Милтона Эриксона, Стивена Гилигана. И опять, только через несколько месяцев переосмысления я смог снова обучать тому, что в Израиле называется «управляемое воображение», а во всем остальном мире – эриксоновским гипнозом. Осознав, как важно постоянно учиться и продвигаться вперед в выбранной мной специальности, я начал внимательно следить за всем, что происходит в Израиле не только на «русской улице».

Повторный курс «НЛП-Мастер» и сотрудничество с Яэль

Свой второй курс НЛП-Мастер я решил пройти на иврите в центр «Цвиэли». К тому времени я преодолел свое ограничивающее убеждение, что я не все буду понимать, моего уровня иврита будет не достаточно. Если бы тогда мне кто-нибудь сказал, что всего через 2 года я буду преподавать НЛП на иврите школьным учителям в рамках учительского профсоюза – учителям, которые учат детей правильно говорить и писать!

Тренерский курс Дэвида Шепарда

Еще одной большой удачей было участие в курсе, который проводил очень известный тренер в области НЛП, руководитель «Американской Ассоциации НЛП» - Дэвид Шепард. Организатор курса пригласила меня в качестве ассистента ведущего. Курс проходил на английском. В процессе курса вдруг выяснилось, что никто из участников не изучал ни в одном ивритоязычном центре НЛП тему моделирования, которая на самом деле является первоосновой НЛП, тем краеугольным камнем, который отличает НЛП от других технологий и той технологией, благодаря которой возникли все самые известные техники НЛП. Как я узнал потом, во всех ивритоязычных центрах НЛП эту тему обходят стороной, как очень трудную. У меня же на курсе «НЛП-Мастер» эта тема является центральной. Так спонтанно родился мой новый курс по моделированию, на которых я обучал тренеров НЛП его основам.

Телевидение и радио

Меня начали приглашать на израильское телевидение в качестве эксперта в области управления эмоциями, здоровья, коммуникации, достижения успеха... Помню свое первое выступление на 9 канале в передаче «Линия здоровья». Это должен был быть прямой эфир, мне выделили всего 6 минут времени, и за это время я должен был донести тему «Как похудеть». Я понимал, что самое главное – не дать ведущей Анне Шац меня перебить и задать вопрос, потому что тогда это уведет беседу в другое русло, и я не смогу донести главное по теме. При этом выступить нужно было так, чтобы зрителям понравилось, и меня продолжили приглашать на телевидение. Я тщательно готовился, продумывал каждую фразу, репетировал перед зеркалом. И вот я пришел в комнату ожидания перед студией. За 5 минут до начала выходит Анна Шац, чтобы пообщаться со мной перед эфиром и говорит:

- Я решила изменить тему. Мы сегодня поговорим с тобой о сахарном диабете и его влиянии на вес.

Представляете мое состояние? И это прямой эфир! Меня увидят тысячи людей в Израиле! И тут я вспомнил про технику НЛП «Круг совершенства», сделал ее, войдя в состояние уверенности и спокойствия. В результате передача прошла «на ура». Я не дал себя перебить, полностью донес тему, насколько это было возможно за это время, а зрителям и ведущей понравилось мое выступление и то, как я «держался перед камерой». Мне сказали, что выглядело так, как будто для меня это обычное дело. После этого меня начали регулярно приглашать на «Девятку». Параллельно меня стали часто приглашать в качестве эксперта на ТВ и радио и сейчас у меня есть моя еженедельная передача на чикагском радио "STOP-негатив с Борисом Мельцером".

Новая "Успешная жизнь"

При этом у меня и Аллы были очень разные взгляды на организацию тренингов и вообще на жизнь. Появилось сильное недопонимание в наших профессиональных отношениях, и в какой-то момент мы поняли, что нам лучше будет разойтись уже и как партнеры по бизнесу. Когда пара расходится, если у них есть ребенок, его обычно оставляют матери. Поскольку у нас детей не было, нашим «беби» стал наш тренинговый центр, в который мы оба вложили всю свою душу. И я, как порядочный мужчина, отдал наше «бейби» Алле. И пришлось начинать все с нуля, создавать новый тренинговый центр «Успешная жизнь».

Я занялся личной жизнью

В это же время я решил серьезно заняться своей личной жизнью, которая никак не складывалась. Конечно же, я много работал над этим, прошел много тренингов как в Израиле, так и за границей… В итоге, я решил сделать перерыв в работе и на полгода уехал жить в Киев.

Перед приездом я зарегистрировался на сайте знакомств и даже прошел курс о том, как эффективно знакомиться в сети. И в один прекрасный день я познакомился с девушкой, которая мне сразу понравилась. Еще мне понравилось то, что она, так же как и я, не хотела долго переписываться, «узнавать друг друга» через переписку, а сразу же перешла к делу: к более живому общению в скайпе. Мы договорились о встрече в Киеве, куда я купил билеты, собираясь приехать на полгода.

Мой любимый Киев

В Украине у меня был друг и коллега, Вадим. У него в жизни тоже намечались перемены, и он решил тоже приехать в Киев из Днепропетровска, чтобы изменить свою жизнь, и мы могли друг другу в этом помочь. Вадим помогал мне в организации нового тренингового центра, давал мне очень ценные советы и указания в организации бизнеса. Силу некоторых из них я осознал не сразу, и только сейчас, через несколько лет, начал понимать их смысл и активно использовать в организаторской работе.

А в личной жизни все начиналось непросто. Мы с Оканой, девушкой, с которой я познакомился в интернете, договорились встретиться в кафе недалеко от ее работы. Я прождал ее 5 часов, так как она была занята важным проектом на работе. Мы периодически созванивались, она говорила, что будет через 15 минут. Еще через 15 минут она перезванивала, и передвигала встречу еще на 15 минут. И я понимал, что она действительно очень занята на работе, это не отговорки. У нее как раз «горел» проект. В какой-то момент кафе закрылось, и меня попросили его покинуть. Я вышел с одноразовым стаканчиком со свежевыжатым соком, который Оксана просила ей взять, и дожидался уже на улице.

Позже Оксана начала меня испытывать. Девушки часто проводят такие «испытания». Потом она использовала разные провокативные методы, чтобы я отказался от встреч с ней. Например, приходила на высоких каблуках, давая мне понять, что я не слишком высокого роста. Как Оксана потом признавалась, она искала повод закрыть со мной отношения, но никак не находила, я ей таких поводов не давал и был очень настойчив. Один раз она подстроила так, что когда мы сидели в ресторане, как бы случайно мимо проходила ее лучшая подруга, и она присоединилась к нам. Оксане нужно было «второе мнение». Я, конечно, подозревал, что это очередная проверка. Как потом выяснилось, к удивлению Оксаны, подруга порекомендовала ей попробовать, несмотря на то, что я совсем был не в стиле Оксаны. Кстати, подругу тоже звали Оксана. Так что своей сегодняшней семейной жизнью я обязан во многом подруге своей жены. Отношения продолжали развиваться. И вот в октябре, всего лишь через несколько месяцев после знакомства, я пригласил Оксану в Израиль, а в декабре сделал ей предложение. И она согласилась.

Оксана активно включилась в организацию тренингов и постепенно взяла на себя всю организаторскую часть нашего бизнеса, а я сам углублялся в проведение тренингов, индивидуальное консультирование и терапию. Сейчас я я вижу, что это очень здоровое разделение.

Коучинг

Примерно в то же время возобновилось мое увлечение коучингом. Коучинг и НЛП – «близнецы-братья». В них очень много общего. Достаточно сказать, что у Мерелин Аткинсон, наверное, самой известной фигуры в области коучинга сегодня, я получил сертфикат именно НЛП-Тренера. Она была в команде первых НЛПеров, а потом развила некоторые техники и создала свои, внеся огромный этим вклад в коучинг. К этому времени я уже давно работал с клиентами в парадигме коучинга, а Оксана предложила мне заняться коучингом более серьезно. И летом мы с Оксаной оказались в красивейшем месте недалеко от Минска, чтобы пройти формальное обучение коучингу. Я прошел продвинутый курс обучения и сертифицировался на уровень Тренера Коучинга и Тренера НЛП (еще один мой сертификат) у Джека Маккани, основателя и руководителя международной организации тренеров ICTA )InternationalCoachandTrainerAssociation). Одновременно я стал и тренером от другой международной организации, возглавляемой М. Дернаковским: ICU (InternationalCoachesUnion). Оксана прошла базовый курс коучинга и стала коучем. И сейчас "Сертификационная программа подготовки профессиональных коучей" – одна их ключевых в нашем тренинговом центре.

Надеюсь, это только начало

Конечно, здесь я написал только о ключевых событиях в моей жизни. Еще было много интересных встреч, замечательных людей, удивительных тренингов, проэктов, путешествий и событий. Так же были и сложные периоды. Но параллельно с работой в Израиле, меня начали приглашать вести тренинги и семинары по всему миру: Россия, США, Европа, Украина…, у меня появилась еженедельная передача на Чикагском радио «Стоп-негатив с Борисом Мельцером». Сейчас я верю, что это только начало.

Ваш Борис Мельцер

Поделиться с друзьями: